Учеба

Все знают,что Учеба — это труд. Работа — целенаправленная работа человека. Значит, учеба обязана владеть двойную задача: совместную задача учителей — обучить и личные цели учеников— выучиться. Любой работа считается производительным, например как содержит итог — достижение цели, и за это время производительность труда — мерило сего заслуги. При этом раскладе отпадает надобность в оценках познаний. Вернее, оценки обязаны поприсутствуешь, но не эпизодические (статистически недостоверные), а регулярные (каждодневные, ежечасные), и за это время они делаются сигналами оборотной связи, позволяющими своевременно -корректировать технологию обучения, приспосабливая ее ко всему классу и к любому учащемуся в отдельности. Наконец, обязаны поприсутствуешь задача и сплошное назначение пути изучения, любой адепт сам избирает с поддержкой проводника приемлемый для себя дорога, дабы на отдельных шагах обгонять или же отставать от иных, но к финишу (благодаря стараниям программки и учителя) придти совместно с другими. В результате достигается высочайшая производительность ученического труда, быстродействие и надежность изучения.
Длительное время мы мирились с существовавшим в нашем обществе противоречивым отношением к труду. С одной стороны, декларировалось, собственно что работа — это блаженство и человек будто бы вообщем не имеет возможность без труда. С иной стороны, приближение к безупречному социуму надлежит сопровождаться уменьшением длительности рабочего дня. В свое время большущим достижением был 8-часовой пролетарий денек. В данный момент у нас (исключая учащихся) 8-часовой с 2-мя выходными деньками, т. е. 7-часовой. Когда станут обеспечены высочайшая производительность труда и взлет экономики, возможно перебежать на 6-, 4-, 2-часовой. Пришел на работу человек, перевесил табелек (расписался в журнале), отработал час-другой и ушел. Куда ушел? Отчего человек например настойчиво желает освободиться от труда, который доставляет ему счастье? Не все ли, собственно что он желает освободиться от труда, заменяя себя машинами? В случае если вериться писателям-фантастам, то это как как будто бы так: человек придумывает все больше мудрые машины и машины имеют все шансы дойти до такого, дабы взбунтоваться напротив тунеядцев — людей, эксплуатирующих их работа.